Валерий Кипелов: После бани пою с семьей «А ў полi вярба»

Накануне концерта лидер одноименной группы «Кипелов» рассказал, чему его научили «Песняры», почему у него нет ни одной татуировки и с кем бы он спел дуэтом.

— Валерий, у вас есть какие-то особые ассоциации с Беларусью?

— Родственники моей жены из деревни Бобовичи Гомельской области. У нас много друзей и поклонников в Беларуси, здесь всегда хорошие концерты. Самый удачный наш клип — на песню «Я здесь» — мы снимали когда-то под Солигорском.

— С кем из белорусских музыкантов общаетесь, дружите — знаю, что с гитаристом Виктором Смольским, а с кем еще?

— Я бы не сказал, что мы дружим с Виктором — просто в определенный период он нам помог, записал все гитарные партии. Потом был почти годичный совместный тур. Не так давно встречались с музыкантами «Песняров» Анатолием Кашепаровым и Леонидом Борткевичем, хорошо пообщались

— Ваш основной зритель остался со времени пиковой популярности группы «Ария» 2002 года или появляются новые фанаты?

— До сих пор появляются. Есть у нас поклонники, которые начали нас слушать только после альбома «Звезды и кресты» в прошлом году. Что-то их зацепило. Недавно вернулись из тура по городам Центральной России, там вообще дети на концерте были, кстати, вручили мне меч.

— У вас всегда на концертах много девушек, хотя музыка, казалось бы, рассчитана в основном на мужскую аудиторию...

— Да, если смотреть в зал, то больше половины девушек, это правда. Думаю, им нравятся наши баллады. Ну и незабвенная «Я свободен», хотя текст у нее довольно специфичен.

— У вас нет ощущения, что атрибутика хеви-метал уходит в прошлое? Никто не ходит уже в кожаных штанах и проклепанных браслетах, как раньше.

— Я иногда в шутку надеваю все эти проклепанные браслеты, но имидж групп, играющих хеви-метал, изменился. Взять того же Брюса Диккинсона из Iron Maiden, который постригся. Да и не особо важно, как ты выглядишь — важно, что у тебя внутри. Я всегда четко разделял одежду для сцены и для жизни. Доходило до курьезов. Когда меня приглашали в гости, думали, что я приду весь обвешанный железяками (смеется). Мне за это даже иногда доставалось от критиков: мол, какой же я металлист, если не в образе? Я, кстати, один из немногих рок-музыкантов, у кого нет ни одной татуировки. Не вижу в этом необходимости, хотя ничего не имею против тех, кто их делает. Это личный выбор каждого.

— Иногда лидеры, чтобы группа звучала современно и драйвово, «омолаживают» состав музыкантов. А что делаете вы, чтобы заинтересовать молодую аудиторию?

— Никогда не стремился попадать в определенную целевую аудиторию, мы просто делали то, что нравится. В последнем нашем альбоме вышла песня «Косово поле». Казалось бы, чем она могла зацепить молодых, ведь многие из них даже историю толком не знают... Но если задуматься, разница между мной и музыкантами группы лет 20! Я, как они считают, олдскул, а они — продвинутые. Но мне с ними легко общаться, и это правда, что они в музыкальном плане мыслят по-другому.

— С кем из поп-музыкантов вы бы хотели спеть?

— А к какому жанру можно отнести Николая Расторгуева? У нас приятельские отношения еще со времен совместной работы в ансамбле «Лейся, песня». Надеюсь когда-нибудь с ним записать что-то вместе. Еще возможен альянс с музыкантами, которые играют фолк, мне это близко. Очень люблю народную музыку и неслучайно упомянул «Песняров». Это одна из групп советского периода, которая произвела на меня впечатление. Если бы они предложили вместе спеть, я бы откликнулся. Из последних наших совместных работ — вспомню еще раз «Косово поле», для этой песни вокальные партии записал мужской ансамбль «Дорос». Вот что-то такое мне бы нравилось.

— Как вы относитесь к каверам на свои песни? Знаю, что вам давали послушать кавер песни «Я свободен» на белорусском от группы Pawa и оперного певца Ильи Сильчукова.

— Да, я слышал, мне понравилось их собственное прочтение. Со своей стороны я дал добро и сказал: ребята, если есть какие-то вопросы авторские, я готов подписать договор. Но не знаю, как они будут договариваться с поэтессой Маргаритой Пушкиной, у которой особый взгляд на эти вещи. Лично я хорошо отношусь к каверам. Важно не испортить. Мы и сами их делаем! Есть у нас замечательная песня «Беспечный ангел», записанная еще во времена «Арии». Она является кавером голландской группы Golden Earring . Но я считаю, что мы сделали не хуже. И до сих пор ее исполняем и мы, и «Ария». Отличная же песня!

— Есть ли у вас точки соприкосновения в музыкальных вкусах с вашими детьми?

— Что касается народной музыки — здесь мы полностью солидарны. Сыну Александру 29 лет, он пошел дальше меня, слушает более аутентичную музыку, которую, быть может, уже подзабыли, которую еще старушки исполняют. И сам он поет именно в таком стиле, а вот я так не умею. Сын освоил балалайку и гармонь, хотя виолончелист по образованию. Когда мы собираемся на даче и после бани садимся за стол, поем всей семьей. Сын, зять, который поет в опере, дочь Жанна (она занимается детским хором и работает в «Домисольке»). Да и внуки в этом участвуют с удовольствием — так что нас набирается человек 8 поющих. Мы с удовольствием поем «А ў полi вярба», кстати, и это благодаря «Песнярам», которые привили мне любовь к белорусской песне.

Валерий Кипелов: После бани пою с семьей «А ў полi вярба»

© 2019 Информационный сайт «Рок-группа Ария» | Дизайн и контент: WebArtisan.ru