«Ария»: «Русские, белорусы и украинцы разделены абсолютно искусственно»

В конце ноября группа «Ария» выпустила новый альбом «Через все времена». Пластинка поднимает множество исторических и злободневных тем. Корреспондент KM.RU воспользовался случаем, чтобы обсудить их с вокалистом группы Михаилом Житняковым, гитаристом Сергеем Поповым и басистом Виталием Дубининым.

KM.RU: Песня «Атака мертвецов» посвящена Первой мировой войне. Как возник этот замысел?

Виталий Дубинин: По музыке, по гармонии в припеве эта песня, скажем так, очень «русская» или, если говорить по-другому, «попсовая».

Сергей Попов: Когда пели «рыбу» на английском, я испытывал странные ощущения. Мне казалось, песня «не взлетит».

Виталий Дубинин: И поэтому, когда с Ритой думали, о чем же будет эта песня, то долго не могли прийти к какому-то определенному решению. Песня была записана, а текста к ней не было вплоть до июля. Рита меня спрашивала, про что песня, а я понятия не имел. Тогда она мне прислала текст о крепости, в которой сидит народ, который настолько боится всего вокруг, что от своего страха все жители перепились, побросались в крепостной ров, и, короче, все умерли (смех).

Сергей Попов: Убились о стену! (общий смех)

Виталий Дубинин: Тогда я ей предложил ввести в этот текст какого-то конкретного человека, и она написала о рыцаре, который позвал за собой всех, и эти жители города победили страх и всех врагов! Тут я ее спрашиваю: «А нельзя про что-нибудь еще более конкретное? Может какой-то исторический факт?». И тогда она говорит: «Давай напишем про крепость Осовец». Я говорю: «Что ж ты раньше то...? По-моему, это то, что нужно!» Буквально на следующий день она сочинила текст. Давно мы не работали так быстро. Именно с этими словами «русские» гармонии и мелодии сплелись воедино, и получилось, как мне кажется, очень органично. Эдакий гимн русским солдатам! С другим бы текстом вряд ли бы это удалось.

KM.RU: Сергей, а как писалась твоя песня «Ангелы неба»?

Сергей Попов: На прошлом альбоме мы уже пробовали записать эту песню с абсолютно другим текстом. В музыкальном же плане было примерно то же самое, но у нее был другой текст, и звучала она по-другому, и в результате мы ее до ума тогда так и не довели. Для этой записи была новая сессия, песню мы пересмотрели по темпу, аранжировке, вокальной линии. Идея песни была моя и заключалась она в том, что настоящие воины хоть и являются врагами, но при этом достойны друг друга. Рита сначала приняла ее в штыки и заявила: «Я не буду писать про фашистских летчиков!». Я ей объяснял, что фашистские летчики здесь не при чем, это абстрактная тема, не привязанная к месту и времени. Просто изначальный мой посыл был связан со статьей про нашего летчика, который попал в плен к немцам, и они проявили к нему всяческое уважение и общались с ним, как с равным. Вот это была отправная точка для этой песни и для общей идеи о том, что есть воинская честь, воинская доблесть и уважение к врагу. В этом плане песня, мне кажется, удалась. Текст у нас получился паритетным, в его создании я также принимал участие.

KM.RU: Что можете сказать о песне «Бегущий человек», написанной Владимиром Холстининым?

Виталий Дубинин: Она планировалась еще на предыдущий альбом, и мы даже уже записали ее «скелет» — ритм-секцию. Но потом поняли, что не уложимся в отведённые сроки. Последней песней, которой мы заканчивали запись альбома «Феникс», стала «Симфония огня». Все песни уже были отосланы саунд-продюсеру Хансену, а в этой песне всё ещё работали над вокалом и отправили её на пару недель позже. В этой ситуации песню, которая стала в итоге «Бегущим человеком», решили тем более отложить. Володя ее довел до ума, появился текст по мотивам Стивена Кинга. Мне кажется, что получилась очень неординарная песня.

Сергей Попов: Там очень интересная гитарная разработка появилась.

Михаил Житняков: Что мне в этой песне понравилось, она очень удачно венчает альбом своей концовкой. В коде использован интересный эффект заезженной пластинки.

Виталий Дубинин: Ну да, мы ее поставили заключительной, потому что именно в ее конце есть 30-секундный отрезок по мотивам соло из этой же композиции, и она продолжается в таком уже «мультяшном» духе (смеется).

Михаил Житняков: Получилась такая саркастическая, ироничная штука...

Виталий Дубинин: ...и жирная точка в альбоме.

KM.RU: Со Стивеном Кингом все понятно. А еще какие-то литературные источники у альбома были?

Виталий Дубинин: Пожалуй, литературных больше не было. Скажем, «Время затмений» получилась больше на злобу дня.

Михаил Житняков: Современная история. Новейшая, я бы сказал.

KM.RU: Какие еще злободневные темы поднимаются в альбоме? Вызовы русскому миру. Украина и т. п...

Сергей Попов: Отчасти «Не сходи с ума» можно так трактовать.

Виталий Дубинин: Также «Время затмений».

Михаил Житняков: Я даже вижу в ней некоторые строчки, в которые, возможно, Рита закладывала параллели с происходящим на Украине. Причем текст как раз писался в момент стремительного развития этих всех вещей. Когда мы зимой начали работу над альбомом, на Украине как раз были первые выстрелы на Майдане.

Виталий Дубинин: Я не могу сказать, что это было сделано специально. Она, эта песня, просто навеяна возвращением тоталитаризма, переписыванием истории в угоду правящим элитам, что мы можем часто наблюдать, а страдают в итоге простые люди, которых просто используют.... Как всегда, народ оказывается обманутым, втянутым непонятно во что.

Сергей Попов: Но напрямую политического плаката в альбоме нет.

Михаил Житняков: Думаю, каждый здесь найдет ту тему, которая ему близка.

KM.RU: Понятно, а как вы сами оцениваете события на Украине?

Виталий Дубинин: Ну как можно оценивать? По-моему, то что происходит на Востоке Украины — это ужасно!

Сергей Попов: Начнем с того, что мы — не политическая партия, и у нас в группе бывают на одно и то же событие абсолютно разные мнения. Поэтому сложно взять и выдвинуть позицию «Арии» по этому вопросу.

Виталий Дубинин: Да, позицию группы мы поэтому никогда не озвучивали. Тем не менее, я понимаю, что основная линия у нас у всех совпадает. Я считаю, что русские, белорусы и украинцы — это один народ, и разделены они абсолютно искусственно. И то, что происходит — повторю, это просто ужасно. Кстати, в песне «Через все времена» мы поем про скифов, а кто-то кричит: «Про Украину написано!». На самом деле, это написано про нас, и не хочется делить Украину и Россию на два полюса. Да, отношения очень плохие, но я думаю, что все возможно изменить (может, не в самом ближайшем времени). Уж какие отношения были с немцами после Второй мировой войны, а потом уже чуть ли не целовались взасос. С одной стороны, историческая память — вещь жестокая, а, с другой — достаточно короткая. Все зависит от того, кто подкидывает дрова в этот костер раздора.

Сергей Попов: Сейчас же все себя мнят политиками, диванными аналитиками. А мы все-таки стараемся держать паузу. Не потому, что боимся сказать что-то не то, а потому что пусть говорят те, кому это хочется. Сейчас катастрофически много не взвешенных мнений, не аналитики, а истерических воплей и оскорблений, причем с обеих сторон. На фоне всего этого информационного беспредела хочется помолчать.

Михаил Житняков: Конечно, тут вспоминается известное изречение, что правда у каждого своя, а истина где-то посередине. Хочется всем пожелать такого общего прозрения и какой-то очевидности при взгляде на эту ситуацию. Это, как мне кажется, не хватает ни той, ни другой стороне.

Виталий Дубинин: Многие также спрашивают, а вы не хотели бы поехать на гастроли на Украину. Но у нас же там масса поклонников, и мы очень любили туда ездить. Нередко мы там давали по 25 концертов в год. Но сейчас хочется сказать: поедем с удовольствием, если вдруг кто-нибудь в России и на Украине сможет сделать совместный российско-украинский фестиваль, который бы, допустим, прошел и в Киеве, и в Харькове, потом в Донецке и Луганске.

Сергей Попов: Вот это был бы реальный шаг к какому-то ментальному объединению, потому что по факту сейчас русские и украинцы разделены, и уровень взаимного неприятия, конечно, зашкаливает.

KM.RU: А как вы отнеслись к воссоединению Крыма с Россией?

Сергей Попов: Тоже по-разному. Лично у меня двоякие чувства по этому поводу. С одной стороны, я понимаю, что Крым — русский, и логично ему быть в составе России. С другой стороны, у меня постоянно какая-то заноза на тему, а где все были, когда Ельцин Крым отдавал в Беловежской пуще? Или когда парламент ратифицировал договор, подписанный Ельциным? Где были все эти жириновские, зюгановы и прочие политики и историки 23 года после распада Союза? Хоть кто-нибудь декларировал, что «Крым — наш», ставил это политической задачей в обозримом будущем?

Михаил Житняков: Еще важный момент — два миллиона проживают в Крыму и почему-то в этом большом споре между Украиной и Россией (а, может, в какой-то момент и между США и Россией) все забывают про вот эти два миллиона, а чего хотели они? Можно сколько угодно признавать или не признавать этот референдум, но для того, чтобы сформировать какое-то мнение, достаточно съездить туда после всех этих событий. Мы там принимали этим летом участие в ежегодном фестивале «Ночных волков» в Севастополе, общались с местным населением и могу сказать была уверенность в том, что то, что произошло, было нужно жителям Крыма. Это не то, что мы такие молодцы, «отжали» себе Крым, и нам теперь хорошо, что он у нас есть. Из общения с этими людьми у меня сложилось однозначное впечатление, что они этого ждали достаточно давно.

Сергей Попов: Я согласен с Мишей, мы много общались с крымчанами, негативных мнений не встретили. И потом, такую явку на референдуме никакими силовыми методами не обеспечишь. Просто люди могли это дело проигнорировать — и все. А они пришли и высказались.

© 2018 Информационный сайт «Рок-группа Ария» | Дизайн и контент: WebArtisan.ru